filisida: (Default)
[personal profile] filisida
Сам я придерживаюсь принципа, провозглашенного в этой книге. Жизнь только тогда выносима, когда разум и тело существуют в гармонии, в равновесии и взаимном уважении.
************************************
Супружество - ключ к человеческой жизни, его нельзя отделить от вращения солнца, земного тяготения, от блуждающих планет и великолепия неподвижных звезд. Разве на заре мужчина тот же, что на закате? А женщина? И разве гармония и противоречие этих вариаций не составляют музыку жизни? И разве не относится это ко всему течению жизни? Мужчина в тридцать лет совсем не то, что в сорок, пятьдесят, шестьдесят, семьдесят. Так же меняется и женщина, идущая рядом. Но разве эти параллельные перемены не согласуются между собой? Разве не существует какой-то особой гармонии между мужчиной и женщиной в каждый период жизни? Молодые годы, рождение детей, расцвет, взрослые дети, женский критический возраст, болезненный, но несущий возрождение, период угасания страсти, радость тихой привязанности, неясное дыхание приближающейся смерти, смутный страх разлуки, которая, в сущности, не есть разлука, - разве во всем этом не ощущаешь невидимую, неведомую гармонию, лад, завершение, точно жизнь - это беззвучная симфония, ритмично развивающаяся от одной части к другой, такая разная на всем протяжении и все-таки цельная, рожденная беззвучным пением двух изначально обособленных жизней мужчины и женщины.
**************************************
Эссе Д.Г. Лоуренса на обсуждаемую тему брака

ПО ПОВОДУ РОМАНА "ЛЮБОВНИК ЛЕДИ ЧАТТЕРЛИ" (Эссе)

...Несмотря на резкую критику, я считал роман честной, правдивой
книгой, которая так нужна сейчас.

Я хочу, чтобы мужчины и женщины думали о сексе честно, ясно и до конца.
Даже если мы не можем получать от секса полного удовлетворения, давайте,
по крайней мере, думать о нем безбоязненно, не оставляя белых пятен. Все
эти разговоры о юных девушках, девственности, чистом листе бумаги, на
котором еще ничего не написано, просто чепуха. Невинная девушка, не
имеющий сексуального опыта юноша пребывают в состоянии мучительного
смятения. Они в плену у разъедающих душу эротических чувств и мыслей,
которые только с годами обретают гармонию. Годы честных размышлений о
сексе, поражений и побед в конце концов приводят к желаемому результату -
истинной, прошедшей все испытания чистоте, когда половой акт и
представления о нем начинают существовать гармонично, не мешая друг другу.

В прошлом люди стремились как можно больше набраться сексуального
опыта, бездумно предаваясь плотской любви - этому бесконечному,
бессмысленному повторению одного и того же. Наш удел - осознать, осмыслить
секс. После столетий блуждания с завязанными глазами ум желает знать все
до конца. Когда современный человек участвует в половом акте, он зачастую
лицедействует, изображает то, чего от него ждут. А он должен вести себя,
как подсказывает интуиция, обогащенная разумом. Наши предшественники так
долго и прилежно занимались сексом, ни грана в нем не смысля, что это
занятие стало скучнейшим, механическим, разочаровывающим. И
гальванизировать его может только полное его осмысление.

Интеллект не должен отставать от секса, физиологии организма. Наше
сексуальное сознание заморочено, мы подавлены унизительным подсознательным
страхом, унаследованным, по-видимому, от наших диких предков. В этом
отношении наш ум все еще не развит. Пришло время восполнить этот пробел,
сбалансировать сознание эротического опыта с самим опытом. Это значит, что
мы должны почтительно относиться к сексу, испытывать благоговейный восторг
перед странным поведением плоти. Должны включить в литературный язык
"непечатные" слова, поскольку они - неотъемлемая часть наших мыслей и
обозначают определенные органы тела и его важнейшие функции. Ощущение
непристойности рождается только в том случае, если разум презирает тело и
боится его, а тело ненавидит разум и сопротивляется ему.

Пример, иллюстрирующий нынешнюю ситуацию, - история с полковником
Баркером. Полковник Баркер оказался женщиной, выдающей себя за мужчину.
"Полковник" женился и прожил с женой пять лет во взаимной любви. И бедная
жена все пять лет была уверена, что ведет нормальную брачную жизнь, она
была счастлива и не сомневалась, что муж у нее, как у всех. Открытие было
настоящим ударом для бедняжки. Чудовищная ситуация. Однако найдутся тысячи
женщин, которых можно точно так же обмануть, и обман будет длиться годами.
В чем же дело? А в том, что они ничего не знают о сексе, никогда серьезно
не думали о нем. В любви они - слабоумные идиотки.

Вот так обстоят дела. В сознании гнездится древний, унизительный страх
тела и его возможностей. Именно сознание мы должны цивилизовать,
освободить. Этот страх довел до безумия, вероятно, гораздо больше людей,
чем мы думаем. Безумие, погубившее великий ум Свифта, пожалуй, можно в
какой-то мере объяснить именно этой причиной. В поэме, посвященной его
любовнице Силии, имеется совершенно чудовищный рефрен: "Но Силия, Силия,
Силия... с...т".

Вот что делает с великим умом иррациональный страх!

Великий насмешник Свифт не видел, как смешон он сам. Разумеется, Силия
с...т! А кто нет? Было бы гораздо хуже, если бы она не могла с... Просто
слов нет. Бедная Силия, виноватая в глазах любовника только тем, что
должна отправлять естественные потребности организма. Чудовищно! Этот
страх порождается, во-первых, словами, на которые наложено табу, и,
во-вторых, неразвитым сексуальным мышлением.

В противовес пуританскому лицемерию, которому общество обязано
существованием безмозглых идиотов во всем, что касается секса, появились
высокомерные джазовые юнцы, которые всех презирают и делают что хотят.
Боясь своего тела, отрицая его важность, эти эмансипированные задиры
впадают в другую крайность - они относятся к телу, как к игрушке, немного,
пожалуй, непристойной игрушке, но которой можно забавляться... до поры до
времени.

Они иронизируют над важностью секса, относятся к нему как к бокалу
коктейля, доводя взрослых до белого каления. Это супермены будущего. Они
презирают книги, подобные "Любовнику леди Чаттерли". Слишком такая книга
проста и банальна для них. Непечатные словечки их не шокируют, а отношение
к любви в ней - допотопное. Эта книга, говорят они, свидетельствует о-том,
что у автора интеллект четырнадцатилетнего подростка. Но, думается,
четырнадцатилетний подросток, который все еще питает священный трепет и
естественный страх перед сексом, более нормален и здоров, чем безусый
любитель коктейлей, чей ум занят только побрякушками, самая занятная из
которых - секс. Он и предается сексу и мало-помалу дичает.

Сам я придерживаюсь принципа, провозглашенного в этой книге. Жизнь
только тогда выносима, когда разум и тело существуют в гармонии, в
равновесии и взаимном уважении.

Какой же жизнью должен жить организм? Жизнь организма, тела - это жизнь
чувств и эмоций. Тело чувствует голод, жажду, его радует солнце и снег,
оно получает удовольствие от аромата роз и вида цветущего куста сирени.
Гнев, печаль, любовь, нежность, тепло, страсть, ненависть, горе - все это
истинные чувства. Они принадлежат телу и осознаются умом. Услыхав самую
печальную новость, мы можем вначале почувствовать лишь возбуждение ума. И
только спустя время, скорее всего во сне, эта новость достигает нервных
центров, и сердце начинает разрываться.

Сегодня многие люди живут и умирают, так и не познав настоящих чувств,
несмотря даже на то, что они, как говорится, "жили чувствами". Нас с
младых ногтей учат определенному набору эмоций - что: мы должны
чувствовать, что не должны и как чувствовать то, что можно себе позволить.
Сильных эмоций не существует. Есть только их подделки.

Под сильными эмоциями мы разумеем любовь во всех ее проявлениях:
любовь-секс, любовь-дружба, любовь к Богу; разумеем радость, восторг,
надежду, праведный гнев, страстное чувство справедливости и
несправедливости, истины и лжи, чести и бесчестия, истинную веру во что
угодно, поскольку веру ум снисходительно допускает.

В истории не было века более сентиментального, более бедного истинными
чувствами, более замороченного ложными, чем наш двадцатый век.
Сентиментальность, поддельные чувства стали своего рода игрой, каждый
старается изо всех сил перещеголять в этой игре ближнего своего. Радио и
кинофильмы без передышки поставляют публике эту фальшь. Не отстают пресса
и литература. Люди тонут в фальшивых эмоциях. Захлебываются в них. Живут в
них и ими. Пропитаны ими, как губка водой.

Порой кажется, они процветают на такой пище. Но со временем
накапливается отрицательный эффект, человек ломается. И все летит к
чертям. Рано или поздно сам организм отомстит, и отомстит жестоко. Можно
без конца обманывать многих, можно долго обманывать всех, но без конца
обманывать всех нельзя, фальшивые чувства себя обнаружат. Фальшивая любовь
- красивое пирожное, но очень плохой хлеб. Она вызывает сильнейшие
эмоциональные расстройства. Это и есть современный брак и еще более
современный развод.

Беда с фальшивыми чувствами в том, что от них никто не бывает счастлив
и доволен. Все стараются уберечься от них. Бегут от фальшивой любви Питера
к фальшивой любви Адриана, от поддельных страстей Маргарет к поддельным
страстям Виржинии; мечутся между кинематографом и радио, между Истборном и
Брайтоном; но куда ни беги, везде одно и то же.

Любовь, более чем какое другое чувство, в наши дни обманна. Если
относиться к ней легко, как к развлечению, то с любовью все в порядке. Но
если принимать ее всерьез, то непременно потерпишь катастрофу. Не возлагай
ни на чей алтарь настоящие чувства, если, конечно, они имеются у тебя в
душе. Такова одна из сегодняшних заповедей. Можешь доверить свои деньги,
но не чувства. Чувства будут растоптаны.

Мне представляется, не было в истории времени, когда люди меньше бы
доверяли друг другу, при том, что в обыденной жизни ведем мы себя вполне
пристойно. Мало кто из моих знакомых мог бы стянуть у меня кошелек или
подставить сломанный стул. Но осмеять настоящее чувство они готовы всегда.
Никто в этом не виноват, это знамение времени.

Секс - камень преткновения для всякой лжи, это единственное, что нельзя
подделать. И чем сильнее вы погрязли в сексе, тем больше вам приходится
фальшивить. Пока станет совсем невмоготу. Тогда - конец. Секс страшно
мстит поддельным чувствам. Он беспощаден, губителен для фальшивой любви.
Особенная ненависть людей, которые не любили друг друга, но притворялись,
существовала и в прежние эпохи, но сегодня с ней сталкиваешься на каждом
шагу. Смотришь - счастливая чета, уверены, что очень, очень любят друг
друга - идеальная пара и уже столько лет. И вдруг - на тебе! Начинают
ненавидеть друг друга лютой ненавистью. Если ненависть не обнаружилась
рано, она все равно обнаружится, когда счет годам подойдет к
пятидесятилетней отметине - великому сексуальному рубежу. Вот тогда
катастрофа!

Ничего нет более поразительного, более необъяснимого, чем эта
ненависть, которую испытывают мужчина и женщина, совсем недавно так
"любившие" друг друга. Она проявляется самым невероятным образом. И причем
во всех сословиях. Уборщица, герцогиня, жена полицейского - все ненавидят
одинаково.

Секс, сексуальный механизм мужчины и женщины - после того как ему
подсунута фальшивая любовь, пусть даже в ответ на столь же фальшивое
чувство - аккумулирует разрушительную, убийственную ненависть. Фальшивая
любовь убивает секс, в буквальном смысле сводит с ума - это естественная
реакция живого организма на обман.

Трагедия в том, что в век, когда кругом лицедейство, когда во всех
подозреваешь неискренность, фальшь, особенно в любви, особенно в
сексуальных отношениях, ненависть и недоверие способны погасить тот
маленький, живой огонек настоящей любви, который один дает счастье.

Попробую объяснить мое отношение к сексу, которое так сейчас критикуют.
Подходит ко мне на днях молодой человек, говорит: "Знаете, я как-то не
могу поверить в то, что Англию спасет секс". На что я ему: "Не сомневаюсь,
что не можете". Когда томные, высокомерные юнцы затевают со мной разговоры
о сексе, я обычно отмалчиваюсь. Да и что они скажут? Секс для них -
дамское белье, в котором так легко запутаться. Они прочитали все романы
про любовь, "Анну Каренину" и прочее; они видели все статуи и картины,
изображающие Афродиту. Весьма похвально, да что толку? Когда дело доходит
До жизни, секс для них - бессмысленная девица в роскошном нижнем белье.
Это относится и к выпускнику Оксфорда, и к простому рабочему. Типичный
пример - подслушанный мной рассказ, характеризующий нравы модного курорта.
Отдыхающие там дамы нанимают на сезон в качестве партнера для танцев
местных парней. Конец сентября, дамы разъехались. Молодой фермер Джон,
простившись со своей "леди из города", болтается один. - "Привет, Джон! -
встречает его приятель. - Соскучился о своей леди?" "Нет, - пожимает
плечами Джон. - А какое у нее было белье!"

Вот и весь секс - кружавчики, оборочки. И такой секс спасет Англию?
Сохрани Господи! Бедная Англия, это она должна сперва возродить секс в
своих сыновьях, а уж потом они ее будут возрождать. Не Англия нуждается в
спасении - ее молодежь.


Католическая церковь, особенно на юге, не против секса, в отличие от
церквей Северной Европы она признает секс, почитая брак таинством,
основанным на союзе полов, цель которого - воспроизведение потомства. Но
воспроизведение на юге не есть только голый научный факт, как мы это видим
на севере. Зачатие на юге и по сей день Тайна, обладающая особой
значимостью, как и в давнем прошлом. Человек - потенциальный творец, и в
этом его величие. Мужчине в каждодневной жизни необходимо ощущать себя
творцом и законодателем, только тогда он будет получать от нее полное
удовлетворение. Сознание нерасторжимости брака обеспечивает, как мне
кажется, душевный покой и мужчине, и женщине. И даже если в этом есть
нотка роковой обреченности, все равно это сознание необходимо.
Католическая церковь решительно заявляет: если вы женились, это навсегда!
И люди принимают этот вердикт, сознавая и его благочестие, и его бремя.
Для католического священника секс - это ключ к браку, брак - ключ к
человеческой жизни, а сама Церковь - ключ к жизни небесной. Секс может
быть в глазах Церкви непристойным, святотатственным, но никогда циничным
или безбожным.

Вопросы секса, супружества имеют огромную важность. Жизнь общества
зиждется на семье, а семья, утверждают социологи, держится собственностью.
Считается, что семья - лучший способ упрочения собственности и стимулятор
производства. Этим, кажется, сказано все. Все ли? Мы сейчас переживаем
бунт против семьи, против ее пут и ограничений. Три четверти сломанных
судеб обязаны своими бедами сегодня семье. Считанные единицы среди нас не
испытывают ненависти к институту брака, висящего гирей на человеке. Бунты
против правительств не идут ни в какое сравнение с бунтом против семьи.

И почти все считают, что как только будет найден способ обходиться без
этой общественной ячейки, институт брака будет упразднен. Советы
упраздняют семью, если уже не упразднили. Если в будущем появятся новые
авангардные государства, нет сомнения, они последуют примеру Советов. Они
попытаются изобрести какой-нибудь социальный суррогат семьи, уничтожив
ненавистные супружеские узы. Государственная помощь матери,
государственная помощь детям, женская независимость. Эти пункты в
программе любой новой великой реформы. И это означает, конечно, гибель
семьи.

Церковь, священнослужители которой живут в безбрачии, которая держится
на одиноком камне Петра, а может, и Павла, на самом деле жива нерушимостью
брака. Утрать семья прочность, постоянство, незыблемость, и Церковь
рухнет. Обратите внимание на упадок англиканской церкви.

Дело в том, что Церковь зиждется на идее союза, единства человечества.
И первая ступень этого единства - семейные узы. Семейные узы, семейные
путы - как угодно - основное связующее звено христианского сообщества.
Разрушьте семью, и вы вернетесь к всеподавляющему господству государства,
какое существовало до христианской эры. Вопрос в том, хотим ли мы
двигаться вперед или вспять, к существовавшим прежде формам
государственного контроля? Хотим добровольно уподобиться римлянам, жившим
при императорах или даже под республиканским правлением? Хотим ли быть в
рассуждении семьи и собственности чем-то вроде древних греков из
городов-государств Эллады? Согласны ли, подобно древним египтянам,
выполнять странные ритуалы по указке жрецов? А может, мы завидуем
запуганным жителям государства Советов?

Что касается меня, я могу дать однозначный ответ. Ничего подобного я не
хочу. И призываю еще раз поразмыслить над знаменитым утверждением, что,
пожалуй, величайший вклад христианства в социальную жизнь человека -
институт брака. Христианство дало миру семью, ту семью, которую мы сейчас
знаем. Христианство учредило автономию крошечной ячейки - семьи внутри
обладающего сильной властью государства. Христианство в каком-то смысле
огородило человека от произвола государства. Пожалуй, именно семья
гарантировала человеку свободу, дала ему собственное крошечное королевство
внутри громадного королевства - государства, обеспечила плацдарм для
защиты от государства.

И вот теперь мы хотим уничтожить семью? Если мы ее уничтожим, мы все
станем жертвами прямого диктата государства. Хотим ли мы погибнуть под
пятой государства? Я бы не хотел.

Церковь устроила семью, объявив ее таинством, соединяющим мужчину и
женщину в брачный союз, который может разрушить только смерть. И даже
разлученные смертью, они все равно не свободны от брачных уз. Брак для
человека - вечен. Брак рождает одно совершенное существо из двух ущербных,
дает простор гармоническому развитию души мужчины в унисон с женской на
протяжении жизни. Брак священный и неприкосновенный - великий путь
совместного совершенствования мужчины и женщины под неусыпным духовным
водительством Церкви.

Это и есть величайший вклад христианства в человеческую жизнь, о чем мы
так легко забываем. Действительно ли семья - это великий шаг вперед на
пути к самосовершенствованию? Да или нет? Помогает ли брак становлению
человека или, наоборот, заводит его в тупик? Это очень важный вопрос,
каждый мужчина и женщина должны ответить на него для себя. Если встать на
точку зрения протестантов, считающих, что каждый человек - индивидуальная
душа и что главное дело жизни - спасение своей души, то тогда, конечно, -
брак только мешает человеку. Это хорошо понимают монахи и отшельники. Если
я пришел в мир, чтобы спасать души других, - то же самое. Это было
известно апостолам и святым проповедникам. Ну а если я не склонен спасать
ни свою ни чужие души? Допустим, для меня непостижима самая идея спасения,
что, между прочим, так и есть. Допустим, что я просто не понимаю, что
значит "Спаситель" и вся эта канитель со спасением, а считаю, что душу
надо не спасать, а совершенствовать на протяжении жизни, беречь, питать,
развивать и осуществлять ее возможности. Что тогда?

А тогда то, что семья становится необходимейшим институтом жизни.
Старая Церковь очень хорошо понимала непреходящие нужды человека, умела
отличать их от повседневных нужд. И она установила институт нерасторжимого
брака, чтобы человек мог осуществить потенциальные возможности души здесь,
на земле, а не на небесах.

Старая Церковь знала, что земная жизнь человека должна быть прожита как
осуществление. Самый ритм-жизни человеческой соблюдался Церковью изо дня в
день, из года в год, от эпохи к эпохе. На юге Европы мы ощущаем это,
слушая звон колоколов на заре, в полдень, на закате, сверяя часы по мессам
и молитвам. Это ритм дневного движения солнца. Мы ощущаем небесные ритмы
во время карнавалов, процессий, в праздники Рождества, Трех Волхвов,
Пасхи, Пятидесятницы, Всех Святых, в День поминовения. Таков ежегодный
круговорот, смена времен года, движение солнца от равноденствия к
солнцестоянию. Печаль поста, ликование на Пасху, восхищение чудом
Пятидесятницы, огни Ивана Купалы, свечи на могилах в День поминовения,
зажжение свечей на рождественской елке - всему этому соответствуют
внутренние, эмоциональные ритмы мужчины и женщины, сопряжением которых и
достигается совершенная гармония.

Августин говорил, что Бог каждый день творит мир заново, для живой,
чувствующей души это - истина. Каждая заря проливает свет на совершенно
новую землю. Каждая Пасха славит совершенно новый мир, раскрывающийся в
совершенно новых соцветиях. Точно так же обновляются душа мужчины и душа
женщины, благодарно ощущая бесконечную радость и новизну жизни. Так что
мужчина и женщина каждый день и час заново открываются друг другу, следуя
брачному ритму, который в свою очередь повторяет ритмический рисунок
годового коловорота. Секс поддерживает равновесие мужского и женского
начал в космосе: притяжение, отталкивание, переходное время безразличия,
новая тяга, новое отдаление, всегда по-иному, всегда внове. Долгий покой
Великого поста, когда кровь медленно течет по жилам, восторг пасхального
поцелуя, весеннее пробуждение плоти, горячие ласки лета, медленное
затухание, протест, печаль, серый мрак осени, а следом - острое
вожделенное томление долгих зимних ночей. Сею: проходит красной нитью
сквозь циклические ритмы года, диктуемые движением солнца. Для человека
трагичен отрыв от природных ритмов, ему нельзя рвать связь с землей и
солнцем, космосом. Человек сегодня любит эгоистической, однодневной
любовью. Бедная, увечная любовь, оторванная от восходов и закатов, не
знающая мистической связи с равноденствием и солнцестоянием. Вот в чем
наша беда. Человек подсечен под самый корень, потому что оторван от земли,
солнца, звезд, И любовь стала для него циркачкой, насмешницей, ведь мы
сорвали этот бедный цветок с древа жизни, поставили в вазу в своем
цивилизованном доме и думаем, что он никогда не завянет.

Супружество - ключ к человеческой жизни, его нельзя отделить от
вращения солнца, земного тяготения, от блуждающих планет и великолепия
неподвижных звезд. Разве на заре мужчина тот же, что на закате? А женщина?
И разве гармония и противоречие этих вариаций не составляют музыку жизни?
И разве не относится это ко всему течению жизни? Мужчина в тридцать лет
совсем не то, что в сорок, пятьдесят, шестьдесят, семьдесят. Так же
меняется и женщина, идущая рядом. Но разве эти параллельные перемены не
согласуются между собой? Разве не существует какой-то особой гармонии
между мужчиной и женщиной в каждый период жизни? Молодые годы, рождение
детей, расцвет, взрослые дети, женский критический возраст, болезненный,
но несущий возрождение, период угасания страсти, радость тихой
привязанности, неясное дыхание приближающейся смерти, смутный страх
разлуки, которая, в сущности, не есть разлука, - разве во всем этом не
ощущаешь невидимую, неведомую гармонию, лад, завершение, точно жизнь - это
беззвучная симфония, ритмично развивающаяся от одной части к другой, такая
разная на всем протяжении и все-таки цельная, рожденная беззвучным пением
двух изначально обособленных жизней мужчины и женщины.

Таков брачный союз, его таинство, которое осуществляется здесь, на
земле. Какое нам дело до того, что будет на небе. Брак должен
осуществиться здесь, на земле. Или нигде. Великие святые, и даже Христос,
жили и живут для того, чтобы внести в это таинство новое наполнение и
новую красоту.

Но - и это "но" пронзает наши сердца, как пулей, - истинным может быть
только брачный союз, постоянная основа которого - фаллос, если брак связан
с землей и солнцем, планетами и звездами, дневными, месячными ритмами,
сезонной, годовой и вековой цикличностью. Если он основан на созвучии
крови. Ведь кровь - субстанция души, самых глубин подсознания. Кровь дает
жизнь, мы движемся, дышим, живем работой сердца, печени. В крови знание,
чувствование, бытие неслиянны и нераздельны. Никакой Змей и никакое яблоко
не смогут разрушить это единство. Истинный брак держится на союзе крови.
Фаллос - это столбик крови. И он наполняет собой долину крови женщины.
Великий поток мужской крови устремляется к самым истокам великого потока
женской крови - не вторгаясь, однако в его пределы. Это сильнейший из всех
союзов - и это ведомо всем религиям мира. Это одна из величайших тайн,
даже, пожалуй, величайшая, как явствует из всех инициации, утверждающих
верховенство брачного таинства.

Два потока крови, две извечных реки, мужчина и женщина, и связующее их
звено - Фаллос, нерасторжимо замыкающий два потока в одно кольцо. И это
единство, осуществляемое на протяжении жизни двумя разобщенностями, есть
величайшее достижение времени и вечности. Им рождается все прекрасное на
земле, создаваемое человеком, им рождаются дети.

Мужчина умирает, женщина умирает, разлученные души возвращаются к
Творцу. Так ли это? Кто знает? Мы знаем одно - единство кроветока мужчины
и женщины в браке завершает Вселенную, течение звезд и движение солнца - и
в этом космическая задача человечества.

Но всему этому есть и свой антимир. Это - современный фальшивый брак, а
нынче почти все браки - фальшивые. Современные мужчины и женщины - сплошь
личности, и в брак вступают именно личности, которые обнаружили, что у них
общие вкусы на мебель, книги, развлечения или спорт, их восхищает в
партнере ум, им интересно говорить друг с другом, словом, один от другого
в восторге. Это сходство умов и вкусов - прекрасная основа для дружбы
между мужчиной и женщиной, но оно губительно для брака. Ведь брак это и
есть сексуальная активность, а сексуальная активность есть, была и будет в
каком-то смысле враждебна интеллектуальной, личностной близости мужчины и
женщины. Почти аксиома, что брак между двумя личностями рано или поздно
приводит к взаимной, на первый взгляд необъяснимой, ненависти. Стыдясь,
они пытаются ее прятать, но она все равно прорывается, причиняя боль всем,
а особенно "любящей чете". Сильно чувствующие люди доходят в ненависти до
исступления.

Истинная причина этого заключается в том, что родство вкусов,
склонностей, умственных и духовных интересов, увы, очень редко совместимо
с взаимным сексуальным согласием двух кроветоков... Таково одно из свойств
человеческой психики.

Если Англии и суждено возродиться, это будет скорее "фаллическое", а не
сексуальное возрождение. Поскольку фаллос - единственный великий символ
божественной витальности человека, унаследованный от древних. Вот тогда
возродится и брак, истинный, фаллический брак, следующий циклическим
ритмам космоса. Мы живем сейчас среди несчастных, слепых, разобщенных
людей, чье главное развлечение - политика и гражданские праздники.
Человечество должно вернуться на круги своя, вновь обрести нерасторжимую
семью и единение с космосом. Это означает возврат к древним устоям. Их
придется создавать заново. А это труднее, чем проповедовать Благую весть
спасения. Оглянитесь вокруг. Человечество не только не спасено, оно почти
на краю гибели, полного уничтожения. И мы должны вернуться назад, в ту
эпоху, которая была задолго до Платона, зарождения идеализма и
христианской идеи страдания. Иначе нам не подняться на ноги. Евангелие
спасения, отречение от плоти усилило трагическое восприятие жизни.
Спасение и трагедия - в сущности одно и то же, и теперь им пора покинуть
историческую сцену.

Последние три тысячи лет человечество бродило в пустыне бестелесной
духовности и трагедии. Сегодня этот искус завершен. Конец трагедии: сцена,
как в театре, усеяна мертвыми телами. Бессмысленные жертвы, и это особенно
страшно. Занавес падает.

Но в жизни занавес не опускается. Лежат мертвые тела, одним придется
убирать их, другие продолжат действие. Это - завтра. А сегодня? Сегодня -
новый день, сменивший эпоху идеализма и трагедии. Уцелевшие герои застыли
в немой сцене. Но жизнь идет своим чередом.

Нам предстоит восстановить великие связи, разрушенные гениальными
идеалистами прошлого. Будда, Платон, Иисус - все они с глубоким
пессимизмом воспринимали жизнь. Человек обретает счастье, учили они,
только уйдя от жизни, от ее сезонных, годовых циклов рождений, смертей,
плодоношения и приобщившись к вечной, незыблемой жизни Духа. И вот теперь,
после почти трехтысячелетней отъединенности от ритмов космоса, мы
понимаем, что отчуждение не есть ни свобода, ни благостыня, это - ничто,
пустота. Величайшие мыслители и учителя только отсекли человечество от
древа жизни. Это наш трагический опыт.

Космос для нас мертв, как нам вновь ощутить его живое дыхание? "Знание"
убило солнце, оно для нас - раскаленный газовый шар. "Знание" убило луну,
она теперь - мертвая маленькая Земля, испещренная древними, кратерами, как
лицо оспинами; Земля убита автомобилями, она для нас место для езды, более
или менее ухабистое. Как же вернуть величественные сферы отраженных в душе
небес, которые наполняют нас ликованием? Как вернуть Аполлона, Аттиса,
Деметру, Персефону и подземные камеры Плутона? Как вновь узреть Венеру,
Бетельгейзе, Вегу?

Мы обязаны вернуть человечеству этот мир, в котором только и может
счастливо обретаться душа человека, его высшее сознание. В мире разума и
науки, в этом сухом стерильном мирке солнца - газового шара, луны -
мертвого осколка нашей планеты, счастливо обретается лишь абстрактный ум
ученого. Да, вот каким представляется мир современному человеку, у
которого разорваны связи с космосом. Человеку, связанному пуповиной с
Вселенной, мир видится иным: то он лазоревый, пастельный, то темный, как
подземное царство. Луна то наполняет восторгом, то заставляет тосковать по
ней, солнце то как огромный рыжий лев грозно рычит, выпуская когти, то,
как львица детенышей, нежно лижет нас живительными лучами. Существует
много способов познания мира, много видов знания. Человек обладает среди
прочих двумя: логическим, научным, рациональным - способ человека,
отчужденного от космоса, и противоположным ему, который я бы назвал
религиозным, поэтическим постижением мира.

Когда Платон начал свой великий крестовый поход, он не думал об утрате
этих связей, его волновали "идеальные сущности". Секс - великая связующая
сила. Два сердца, объединенных его великой, замедленной вибрацией,
счастливы именно со-единением. Идеалистическая философия и религия именно
это единение и избрали своей мишенью, вознамерились его убить. И преуспели
в этом. Убили наповал. Последний всплеск надежды и дружелюбия был затоплен
кровью и грязью войны. И вот теперь каждый человек - крошечная замкнутая в
себе личность, особь. И хотя "доброта" сегодня общее поветрие - добрыми
должны быть все, - под доброй улыбкой прячется жесткое, холодное сердце. И
это, пожалуй, хуже всего. Каждый держит за пазухой камень. Человек ощущает
ближнего своего как источник опасности. В обществе восторжествовали
индивидуализм и персонализм. Если я, как личность, отчужден от всех, то
любая тварь, особенно человек, всегда против меня. Такова отличительная
черта эпохи. Все мы внешне добры, ласковы, но только потому, что в душе у
каждого затаился страх.

Обособленность, рождающая чувство опасности и страха, усиливается по
мере того, как слабеют между людьми теплые человеческие связи.
Одновременно с этим растет индивидуализм, формируется отчуждение личности.
Первыми вступают на путь индивидуализма так называемые культурные слои
общества, и они первые чувствуют опасность и страх. Простолюдины дольше
сохраняют старые, клановые узы. Но в конце концов и они их теряют. Тогда и
возникают классовое сознание и классовая ненависть. Классовое сознание и
классовая ненависть - лишь свидетельство того, что старые родовые связи
окончательно порвались и человек ощущает себя отчужденной ото всех
личностью. В обществе появляются группировки, партии для совместной борьбы
и выживания. Наступает гражданская нестабильность.

Это еще одна трагедия современной жизни. В старой доброй Англии между
людьми существовали тесные связи. Сквайры были грубы, высокомерны,
несправедливы, отличались буйством натуры, но они были плоть от плоти
народа, частицей общего кроветока. Мы чувствуем это, читая Дефо,
Фильдинга. Тогда были характеры, теперь - личности.

Сэр Клиффорд, герой романа - продукт нашей цивилизации, личность,
утратившая все связи со своими соотечественниками, мужчинами и женщинами.
Тепло человеческих отношений ему неведомо, очаг его холоден, сердце -
мертво. Он добр, как велят устои, но простое человеческое участие ему
чуждо. И он теряет любимую женщину.

Меня много раз спрашивали, умышленно ли я сделал Клиффорда калекой, не
символично ли это. Мои собратья по перу говорят: не лучше ли было создать
его целым и невредимым - женщина от такого все равно уйдет. Право, не
знаю. Сев за роман, я не думал ни о какой символичности. Когда стали
вырисовываться образы Клиффорда и Конни, я и понятия не имел, что они
такое и как все у них будет. Но роман был переписан три раза от начала до
конца. И когда я прочитал первый вариант, мне сразу пришло в голову, что
увечность Клиффорда символична. Она символизирует глубокий эмоциональный
паралич большинства современных мужчин того класса, к которому принадлежит
Клиффорд. Я понимал, что этим самым я делаю Конни менее привлекательной в
глазах читателя. Не очень-то красиво бросить пострадавшего на войне мужа.
Но их отношения складывались сами собой, и я не хотел в них вмешиваться.
Символична увечность Клиффорда или нет, роман неизбежно должен был
вылиться в то, что он есть.


Одна газета пожалела бедного итальянца-наборщица, не знавшего ни слова
по-английски и, по-видимому, втянутого в этот скандал обманно. Спешу
разуверить почтенную газету, никакого обмана не было. Маленькому седоусому
итальянцу, только что женившемуся второй раз, было сказано: "В этой книге
имеются такие-то и такие слова, и она описывает кое-какие вещи. Если вы
боитесь неприятностей, можете отказаться от этой работы". Наборщик
спросил, что это за вещи, а узнав, сказал с типичной невозмутимостью
флорентийца: "Ну и что, мы этим занимаемся каждый день". И вопрос был
исчерпан. Поскольку в книге нет ничего политического, ничего вредного, то
и говорить больше не о чем. Дела житейские, так сказать.

Одна американка, прочитав книгу, заметила: "Муж - интеллектуальный
вампир, любовник - сексуальный маньяк. Бедняжке Конни не из чего было
выбирать. Обычная история".
(c)
**************************************


*задумчиво* И ведь он написал это почти что век назад.... А много ли изменилось? Когда я читаю древних, "занимаюсь наукой" или преподаю детям... я прихожу к тем же выводам- и не только о браке или сексе- врообще, обо всем... об утерянной связи с жизнью...
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 17th, 2017 01:43 am
Powered by Dreamwidth Studios